Бесконтрольная закупка

Теория штука хорошая, но на практике иногда бывают ситуации с которыми не справишься, только книжными знаниями. Давайте поможем друг другу и поделимся опытом решения тех или иных практических задач.
Аватар пользователя
u-shak-off

Бесконтрольная закупка

Сообщение u-shak-off » 09 дек 2008 08:28

Бесконтрольная закупка

Журнал «Секрет Фирмы» № 48(280) от 08.12.2008

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) разрабатывает национальные стандарты закупочной деятельности. Помогут ли они уменьшить мздоимство в частных структурах?

Текст: Наталья Шакланова

"Закупки — это всегда коррупция. Наш человек так устроен: если он сидит на деньгах, то к его рукам обязательно что-нибудь да прилипнет",— сокрушается генеральный директор крупной компании — поставщика программного обеспечения, пожелавший сохранить анонимность.

Мздоимство в коммерческих фирмах процветает не в меньшей степени, чем в среде чиновников. Разница лишь в том, кого грабят — государство или частного собственника. РСПП хочет, чтобы к рукам управленцев меньше прилипало, для чего и решил разработать национальный стандарт закупочной деятельности (НСЗД) для коммерческих структур. Что такое эти национальные стандарты и зачем они нужны?

Делай раз, делай два
Как рассказал СФ вице-президент РСПП Андрей Свинаренко, в документе будет прописан весь механизм организации тендеров по отбору поставщиков. Каким образом объявлять о начале конкурса или аукциона (на конкурсе выбирается поставщик, предложивший лучшие условия, на аукционе — наименьшую цену) и подавать заявку на участие в мероприятиях. Как классифицировать товары и услуги для сокращения времени их поиска, как заключать договор с заказчиком и управлять рисками — скажем, не допустить проведения конкурсов, "заточенных" под конкретного поставщика.

Сейчас эти подробности нигде не детализированы — отдельного закона о коммерческих закупках нет, эта деятельность регулируется Гражданским и Уголовным кодексами, а также законом о защите конкуренции. Но там ничего не сказано о том, как именно проводить конкурс или аукцион. Компании и предприятия, приобретающие товары и услуги не за государственный счет, вообще могут не проводить тендеров — последние обязательны только для получателей бюджетных средств (закон N94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд"). Тем не менее, по данным Центра развития экономики (ЦРЭ), 70% из 300 тыс. российских компаний и предприятий, делающих закупки, все же проводят конкурсы и аукционы. Ведь это позволяет выбрать лучший вариант из нескольких предложений, а также привлечь новых поставщиков, о которых ранее ничего не было известно.

Однако любой заказчик может устанавливать собственные правила проведения тендеров, а поставщики вынуждены их принимать. Скажем, в одной компании на проведение конкурса отводится 30 дней, в другой — 10, в третьей — пять, а четвертая вообще требует прислать документы за один день. Понятно, что это по силам лишь тем, кто "дружит" с менеджерами, принимающими решение о выборе.

По словам Свинаренко, НСЗД будет своего рода технологической картой, алгоритмом, описывающим процесс проведения конкурсов и аукционов. Четко следуя этому описанию, можно проводить тендер или участвовать в нем "на автомате", практически не задумываясь. "Это как "делай раз, делай два, делай три, четыре" — и в итоге получишь результат",— поясняет Свинаренко. Если правила будут едиными, поставщикам не надо будет каждый раз подстраиваться под конкретного заказчика. А заказчикам — всякий раз выдумывать свой собственный "велосипед", то есть алгоритм проведения закупки.

Помимо этого, в НСЗД будут даны юридически грамотные определения каждого шага тендера, что повысит шансы недовольных поставщиков на оспаривание результатов конкурса. Сейчас, если заказчик отказывается от заключения договора, победитель теоретически может заставить его это сделать через суд или требовать возмещения убытков (ст. 448 Гражданского Кодекса). Однако на практике на это мало кто идет. "Мы неоднократно выигрывали конкурс, но никто не торопился тут же заключать с нами контракт,— рассказал СФ анонимный источник в крупной компании, производящей обувь.— Всякий раз заказчику вдруг что-то не нравилось: например, наша стелька, к которой вообще никаких требований до этого не предъявлялось. Приходилось договариваться, платить деньги, в противном случае мы рисковали остаться ни с чем. Жаловаться бессмысленно — наши юристы не знали, как строить защиту, вот и приходилось раскошеливаться". Как надеются в РСПП, их стандарты подскажут юристам, за что зацепиться при подаче иска.

Пришли и написали
Кому доверено разрабатывать НСЗД? "Год назад мы приняли решение разработать национальный стандарт и обратились за помощью к специалистам,— вспоминает Андрей Свинаренко.— Никакого конкурса не было: кто сам к нам пришел, с теми и работаем". В результате готовят НСЗД специалисты Института государственных закупок Высшей школы экономики, Института конкурсных технологий, ЦРЭ, а также бывшие сотрудники РАО "ЕЭС России", чья система организации электронных торгов признана наиболее успешной. По словам Свинаренко, главная цель НСЗД — "повышение эффективности расходования средств заказчиком за счет придания процедуре выбора поставщиков абсолютной прозрачности". Утвердить национальные стандарты на бюро РСПП предполагается уже в начале декабря, а выполнять их предложат всем желающим, в том числе и не членам РСПП. Кто захочет, тот и будет работать по новым правилам.

Почем берут
Уже сейчас ясно, что не все захотят. Ведь далеко не все менеджеры по закупкам свято блюдут интересы собственников и действительно выбирают лучших поставщиков. Зачастую управленцу-закупщику нужен свой "дружественный" поставщик, который в благодарность за выгодный контракт отстегнет наличными. Поэтому многие заказы выполняют родственные фирмы, куда перекачивают деньги собственника. Он об этом может даже и не подозревать.

""Да зачем нужны эти ваши тендеры, если мне партнер четыре года поставляет товар по эксклюзивной цене", уверял меня менеджер одной крупной холдинговой компании,— рассказывает председатель совета директоров ЦРЭ Александр Бойко.— Я при нем включил компьютер, зашел в нашу электронную систему организации торгов и показал на мониторе, что так называемый "эксклюзивный" поставщик тот же самый товар продает другим компаниям на 40% дешевле".

По данным Национальной ассоциации участников электронных торгов (НАУЭТ), емкость российского рынка корпоративных закупок в прошлом году составила 10 трлн руб. Из них на коммерческий подкуп, по оценкам руководителя и создателя проекта Otkatu.net Александра Богатырева, ушло как минимум 10%. По его словам, наиболее взяткоемкий сектор — энергетика, где откат при выполнении монтажных работ может доходить до 80% от стоимости заказа. Мзда закладывается в цену — скажем, стоимость выполнения контракта реальным исполнителем составляет 80 млн руб., а договор с генподрядчиком заключается на сумму 400 млн руб., из них 320 млн руб. через фирмы-однодневки уходит в карман менеджерам, отвечающим за закупки. При строительстве подстанций и закупке комплектующих для них на взятки уходит 10-30%. В других сферах уровень мздоимства сопоставим. Скажем, при оказании консалтинговых и юридических услуг откаты доходят до 30%, при закупке различного рода станков — 10-50% от стоимости контракта, металлорежущего инструмента (резцов, фрез) — как минимум 5%.

"Любой конкурс требует кучу документов, и всегда бывает так, что хоть какая-то бумажка у поставщика да отсутствует, и у заказчика всегда есть шанс придраться и выбрать конкурента,— рассказывает бывший сотрудник компании "Проминдустрия", попросивший не называть его имени.— Поэтому нам приходится как-то договариваться, в том числе обещать заплатить деньги за победу". Но не всегда это было возможно — из 10 конкурсов благодаря договоренностям "Проминдустрии" удавалось выигрывать не более двух, так как всегда находились те, кто умел договариваться лучше.

Почему мздоимцы не боятся? Ведь по статье 204 УК за коммерческий подкуп можно получить до пяти лет лишения свободы. А сделка, совершенная в результате такого подкупа, может быть признана недействительной (ст. 179 ГК). Однако, как отмечает старший юрист компании Hannes Snellman Алексей Коневский, на практике случаев привлечения к ответственности управленцев крайне мало. Причина — нежелание самих компаний придавать такие случаи огласке, а также нежелание и подчас неумение органов следствия вести подобные дела, ведь их раскрытие требует высокой квалификации и специальных знаний — в области экономики, основ ценообразования и т. д.

Андрей Свинаренко предпочитают не делать громких заявлений, и не мнит себя борцом с коррупцией, понимая, что в России это может вызвать только улыбку. Если закон о госзакупках мало повлиял на масштабы коррупции, то чего ждать от правил, необязательных к выполнению? Однако Свинаренко скромно замечает, что НСЗД сделает процедуру закупки понятной и прозрачной для всех участников, а "любая прозрачность приводит к уменьшению масштабов мздоимства".

Тонкая настройка
Что думают по этому поводу сами участники рынка? "Побороть коррупцию благодаря НСЗД вряд ли удастся, но существенно снизить ее уровень наверняка можно",— считает Борис Журо, руководитель отдела конкурсных проектов компании "Ай-Теко", участвующей в конкурсах как поставщик консалтинговых услуг и разработчик информационных технологий. По мнению Журо, хорошо бы предусмотреть в стандартах возможность привлекать в качестве экспертов сотрудников компаний, которые не участвуют в тендере, но хорошо знают специфику конкретной отрасли — их советы могут оказаться полезными как заказчикам, так и поставщикам.

"Инициатива РСПП интересна, но говорить об этих стандартах пока рано, так как они еще только разрабатываются и публично не обсуждаются",— заявил СФ руководитель дирекции по закупкам "Русгидро" Максим Миронов. В прошлом году его компания организовала 300 конкурсов; при отборе поставщиков она руководствуется собственными правилами, доставшимися по наследству от РАО ЕЭС, из структуры которой и была выделена. Эти правила нацелены на "честный и разумный выбор наиболее предпочтительных предложений", а также предусматривают ответственность сотрудников, отвечающих за закупки (вплоть до увольнения). По мнению Миронова, общие стандарты проведения закупок нужны, так как они сделают данные процедуры более понятным участникам рынка. Однако каждая компания должна иметь возможность настроить НСЗД под свою систему управления — в зависимости от пожеланий собственника. Складывается впечатление, что "Русгидро" вполне устраивают собственные правила, поэтому компания не нуждается в советах посторонних.

Лебедь раку не щука
Компании, занимающиеся организацией конкурсов и аукционов на электронных торговых площадках и имеющие собственный опыт в разработке стандартов закупочной деятельности, разошлись во мнениях относительно НСЗД. "Национальный стандарт необходим",— уверяет исполнительный директор Ассоциации электронных торговых площадок Илия Димитров. Но тут же признает, что убедить всех организаторов электронных торгов работать по единым правилам будет нелегко: "Мы как лебедь, рак и щука — каждый тянет в свою сторону".

Выражается это, в частности, в разных подходах к бизнесу. Кто-то берет с клиентов только абонентскую плату за подключение к своей торговой системе, как, например, ЦРЭ и "Би. Ай. маркет". Кто-то, как "Норбит", продает готовый программный продукт, позволяющий торговать самостоятельно, кто-то берет процент от цены контракта или экономии, полученной заказчиком (разницы между первоначальной ценой контракта и конечной), как Setonline.

"Если комиссия торговой площадки привязана к цене контракта, ей выгодно, чтобы она была как можно выше, то есть невыгодно, чтобы у заказчика снижались издержки. Но ведь именно для этого и проводятся конкурсы",— восклицает Бойко. "Снижение цены контракта — не самый лучший показатель оценки эффективности торгов, решающую роль играет уровень конкуренции на аукционе,— парирует генеральный директор Setonline Антон Емельянов.— И заказчик, и поставщик заинтересованы в одном: чтобы процедура торгов проходила максимально четко и честно. Что контрагентами являются не какие-то "рога и копыта", а действительно работающие компании, борющиеся за контракт в равных условиях".

Емельянову инициатива РСПП вообще напоминает желание "бросить пить и курить в следующий понедельник". По его словам, никакие стандарты не в состоянии решить главную проблему рынка закупок — коррупцию. Далеко не всем заказчикам нужно, чтобы процедура закупок была прозрачной. В большинстве случаев мздоимство происходит при попустительстве руководителей компаний, которые либо сами вовлечены в данный процесс, либо используют его для скрытой формы премирования сотрудников: мол, пусть берут взятки, лишь бы хорошо работали.

Итак, несмотря на благие намерения РСПП относительно продвижения новых стандартов, они неизбежно столкнутся с тремя главными противоречиями. Во-первых, борьба с коррупцией не нужна самим коррупционерам. Во-вторых, новые стандарты не особенно нужны тем, кто борется с коррупцией с помощью собственных стандартов. И в третьих, мало кто вообще верит, что можно победить коррупцию.

"Менее одной трети контрактов, касающихся конкретной закупки, включают человека, постороннего по отношению к компании-покупателю. Это означает, что продавец имеет относительно небольшие возможности, чтобы убедить клиента в целесообразности товара или услуги, по сравнению с общим объемом контрактов".
Дж. Черчилль, Н. Форд, О. Уокер
Управление отделом продаж. Планирование. Организация Контроль
М., СПб, Киев: Вильямс, 2005


"Жадность и возможность, которую предоставляет для коррупции наша система, сильнее страха наказания и даже смерти. Безусловно, взяточников надо бить по рукам, но одновременно необходимо искоренять условия, порождающие коррупцию"

Георгий Сатаров, президент фонда "Индем"

Реклама
Аватар пользователя
RSAdler

Сообщение RSAdler » 09 дек 2008 20:45

No comments. Дилетантский подход.


Вернуться в «Реальные задачи из жизни»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: CommonCrawl [Bot] и 1 гость